ORGANIZERS

Interfest

NRS

Galaxy

Лучшие фильмы из России – в Нью-Йорке!

Открытие Восьмой Недели российского кино – 19 сентября в кинодворце «Зигфелд»

Итак, новость, которую очень ждали любители кино. Осенью в Нью-Йорке пройдет Восьмая Неделя российского кино. Даты определены – 19 – 24 сентября, определен и кинозал торжественного открытия – «Зигфелд». Программа формируется; соответственно, от выбора фильмов зависит и состав будущей делегации российских кинематографистов. Нынешний смотр, как и в прошлые годы, организуют совместно генеральная дирекция «Интерфест» и редакция газеты «Новое русское слово» при участии Министерства культуры РФ.

Показы откроются торжественной церемонией 19 сентября в кинодворце «Зигфелд» на 54 стрит, между Шестой и Седьмой авеню, в самом престижном кинозале Манхэттена, где устраивают премьеры крутых голливудских боевиков с участием мировых звезд первого эшелона. Зал назван в честь Флоренса Зигфелда, выдающегося бродвейского импресарио. Он открылся в 1927 году знаменитым шоу «Рио-Рита». Новое его здание было сооружено в нескольких сотнях футов от оригинального в 1969 году, оно вмещает более 1100 зрителей. Интерьер его поражает своим великолепием. Это, по сути, последний из кинодворцов Нью-Йорка, продолжающий показывать фильмы. Просмотры фильмов Кинонедели будут, как и в прошлом году, проходить в уютном зале Clearview Cinemas на углу 62-й стрит и Бродвея. Вся информация о предстоящей Неделе будет оперативно размещаться и обновляться на сайте Недели – www.russianfilmNY.com

Я позвонил в Москву нашему партнеру и коллеге – Ренату ДАВЛЕТЬЯРОВУ, генеральному директору «Интерфеста» и президенту фестиваля с российской стороны.

— Мы привезем в Нью-Йорк лучшие российские фильмы самых разных жанров и направлений, — заверил Ренат Давлетьяров. – При этом я не хотел бы ориентироваться на один какой-то тренд, например, артхаусный. Мне кажется, будет лучше, если американский зритель ощутит многообразие творческих усилий кинематографа России, который сегодня стремительно развивается.

— Ренат, давай вспомним нашу полемику по поводу прошлогодней Недели российского кино. Я настаивал на показе нескольких фильмов, которые не были включены в программу. Но они же все равно попали в США, только их отобрали престижные фестивали в Санденсе, в Трайбеке, в Линкольн-центре. Разве это не доказательство того, что их не надо было игнорировать?

— Если бы мы с тобой, Олег, проводили кинофестиваль, не было бы никаких возражений. Но это же Кинонеделя, и ее лучше ориентировать на разные жанры, в том числе и развлекательный. Я принципиально не взял фильм Балабанова «Груз-200» и нисколько об этом не жалею.

— Ну а «Русалка» чем не угодила, ведь ее потом показали, — единственный русский фильм! – на престижнейшем кинофесте в Санденсе...

— «Русалку» нам не дали, и «Простые вещи» не удалось получить, хотя мы очень их хотели включить в программу. Для продюсеров перспективных лент принципиально важна незасвеченность, и поэтому они стремятся сохранить «девственность» своей картины к крупному международному событию, на которое приглашены. Бывают исключения, например, прошлогодний фильм Ларисы Садиловой «Ничего личного». Его включил в официальный показ международный кинофестиваль в Роттердаме, но дирекция фестиваля не возражала против мировой премьеры на Неделе российского кино в Нью-Йорке.

— Понятно. Давай от ретро перейдем к будущему. На недавно завершившемся Московском кинофестивале в российской программе я посмотрел ряд любопытных и сильных лент. Очень хотелось бы, чтобы Интерфест их отобрал для будущей Кинонедели. Неужели опять ожидаются сложности с продюсерами?

— Мы уже договорились с продюсерами замечательной ленты «Дикое поле» Михаила Калатозишвили по сценарию, увы, рано ушедших Петра Луцика и Алексея Саморядова. Ее с успехом показали на «Кинотавре». Есть сенсационный фильм «Новая земля». Многомиллионный бюджет, американский актер в одной из главных ролей. Короче, мы сделаем все, чтобы получить лучшее, чего бы это ни стоило. Вообще, наша Неделя уже наработала серьезный авторитет и престиж, ее знают, ею интересуются и зрители, и пресса, и спонсоры. Неделя, понятное дело, не существует в вакууме, в отрыве от национального кинопроцесса. Более того, она неизбежно отражает динамику или статику киноиндустрии. Ведь вспомни, были времена, когда с огромным трудом нам удавалось отобрать одну пристойную российскую картину в конкурсе Московского кинофестиваля (Р. Давлетьяров много лет являлся генеральным директором ММКФ – О.С.). Сегодня сложность в другом – в выборе из целого ряда сильных лент. Что касается Кинонедель за рубежом, то в прежние годы мы с трудом наскребали с десяток крепких картин, которые не стыдно показывать. Сегодня принципиально иная ситуация. Увеличилось общее число картин, в том числе и хороших. Но, к сожалению, и хлама хватает.

— А как это выражается в количественном отношении?

— В России сегодня снимается порядка 150 игровых фильмов, это не считая огромного количества телесериалов. Но до экрана доходит не более пятидесяти лент, остальные, как «некондиция», просто исчезают с горизонта. Их не отбирают фестивали. Их игнорируют прокатчики. Что с ними происходит, непонятно. Часть из них выпускают сразу на видео. Что касается тенденций... С поисковым, экспериментальным искусством у нас традиционно все в порядке. Россия заметно представлена на крупнейших мировых кинофестивалях. В этом году российские режиссеры получили две номинации на «Оскара». Канны, Венеция, Берлин всегда интересуются нашими новинками. То, что будто бы артхаусного кино все-таки мало – это истерики критиков, ерунда. Плохо обстоит дело в России с коммерческим кино. Развлекательных фильмов делается огромное количество, но не получается ни черта. Не может быть Сокуровых и Германов много. Это всегда штучное изделие. Но с коммерческим кино все обстоит весьма печально – большинство фильмов в национальном прокате ничего не собирают. Из пятидесяти лент, доползающих до кинотеатров, мало-мальский интерес вызывают десяток. А окупили себя за последний год только две-три ленты, в том числе и наша, «Любовь-морковь».

— Я обратил внимание, что в этом году очень много дебютов. Новые имена преобладают количественно над именами известных мастеров. С чем это связано, на твой взгляд?

— С разумной государственной политикой в области киноиндустрии. У дебютантов появился шанс стартовать. Дебюты бывают, конечно, разные. Ты помнишь, конечно, Тарковского, «Иваново детство»? Кстати, некоторые мастодонты недовольны появлением новичков. Я слышал, например, с каким раздражением один из мэтров говорил о первом фильме Андрея Звягинцева «Возвращение». Мне такое предвзятое отношение кажется неправильным. Но наши дебютанты, как правило, народ крепкий. Если они выжили без отеческого покровительства в жесткие 90-е, выживут и сегодня.

— В России сейчас расплодилось множество национальных и тематических кинофестивалей. Часть из них себя утвердили как авторитетные судейские коллегии хорошего вкуса, к примеру, «Кинотавр» в Сочи и «Окно в Европу» в Выборге. Насколько наша Неделя кино должна ориентироваться на них и их предпочтения, выраженные в виде призов?

— В значительной мере, но не полностью. Задача Недель, которые мы с тобой проводим, хотя и спорим все время, — иная. Это панорама кино, а не фестиваль, не эстетический конкурс. Это как бы констатация, а вот плохо или хорошо, — не наше дело. Ты знаешь, согласно недавним научным исследованиям, в России артхаус смотрят примерно 50 тысяч человек. Всего! Во всей стране! Я не говорю о маргинальных эпизодах, я говорю о главной тенденции. Недели мы проводим не только в Нью-Йорке, но и в Париже и Берлине, так что я знаю, о чем говорю. Я, кстати, с недавних пор провожу в Москве кинофестиваль артхауса «Завтра» вместе с Иваном Дыховичным, где я с удовольствием наблюдаю московских синефилов.

— Поговорим о публике. В прошлом году, что приятно вспомнить, залы практически на всех показах были полные. Англоязычных зрителей, впрочем, приходило немного, большинство, как и всегда – наши, русскоязычные иммигранты из стран бывшего Советского Союза. И замечу, среди них очень много синефилов. Что же касается шлягеров масскульта, они приходят в Нью-Йорк значительно раньше артхауса, на паленых DVD преимущественно. А вот фильмы высокого художественного уровня предпочтительно смотреть на большом экране. Они по-другому воспринимаются, согласись.

— Нужен разумный баланс. Скажем, сейчас мы ведем переговоры о новом проекте Филиппа Янковского «Каменная башка» с Николаем Валуевым, чемпионом мира по боксу в тяжелом весе. Мы хотим эту картину привезти тоже, если получится. В России она стартует 18 сентября.

— То есть показ у нас в Нью-Йорке будет синхронизирован с российской премьерой? Было бы здорово! А вот картины «Муха» Владимира Котта и «Плюс один» Оксаны Бычковой, которые, судя по реакции аудитории Дома кино, очень понравились московской публике, – реально ли их получить? И, конечно, хотелось бы показать «Живи и помни» Александра Прошкина по книге Валентина Распутина. Очень мощное кино. Да, и как дела у Алексея Германа? Закончил ли он «Трудно быть Богом» по Стругацким?

— Шансы есть. Будем делать все возможное, чтобы порадовать ньюйоркцев, хотя переговоры с продюсерами иногда оказываются очень трудными. У некоторых из них весьма нереалистические представления о перспективах американского кинопроката. Что касается фильма Германа – не жди. Когда мы с тобой выйдем на пенсию, приедешь на премьеру (смеется).

— Наши зрители ждут звезд, живых звезд, которые выйдут на сцену, звезд, с которыми можно поговорить после просмотров, задать им вопросы.

— Надеюсь, именно так и будет. До встречи в Нью-Йорке!

 

Олег Сулькин